"...за нами поднимется новая смена и выиграет не оконченный бой!..."

Европа стала «монастырем», живущим по разным уставам?

19.10.2015 16:26
Сбываются предсказания полковника Каддафи: «А теперь слушайте вы, люди из НАТО! Вы бомбите стену, не пропускавшую поток африканской миграции в Европу, останавливающую террористов «Аль-Каиды». Этой стеной была Ливия. Вы разрушаете её... За тысячи мигрантов из Африки, за поддержку «Аль-Каиды» гореть вам в аду. И так оно будет». Не знаю, насколько точен перевод последней речи ливийского духовного лидера, но его предсказание (не будем говорить о «горении в аду») сбывается. Не тысячи, а сотни тысяч беженцев из Северной Африки и Ближнего Востока штурмуют Европу. Их не останавливают моря, границы, заборы…

 В английских СМИ появились сообщения о том, что для охраны общих границ ЕС формирует единую мощную силовую структуру. Ее сотрудники получат право депортировать «экономических мигрантов». Обсуждается список «безопасных стран выезда», из которых их будут высылать на прежнюю родину. Министры иностранных дел Германии, Италии, Франции потребовали пересмотреть действующие правила приема беженцев и их справедливого распределения в Евросоюзе. «Справедливо» – значит пропорционально их экономике, численности и уровню жизни населения стран. В соответствии с этими принципами доля, например, Германии – 18,7, а Франции – 14,7 процента получивших разрешение жить и работать в ЕС. Планировалось предоставить их в 2015–2016 годах 40 тысячам счастливчиков. Всего. Сравним: с начала года с просьбой о разрешении уже обратилось около 500 тысяч человек. Только в сентябре Германия приняла более 40 тысяч мигрантов. Сколько и кто из них получит заветные документы, будет решено позже – когда спадет острота ситуации.

Новое великое переселение народов еще не достигло пика. Оно непрерывно нарастает, вынуждая ЕС менять прежние планы. Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер пообещал, что в 2016 году Европарламент примет закон о системе квот на размещение мигрантов. Стало известно: они будут увеличены в четыре раза - с 40 до 160 тысяч беженцев…

Эта «доброта» – следствие обостряющегося кризиса, приобретающего драматические, а нередко и трагические формы. Европейцы были шокированы телекадрами из Турции – волны вынесли на песок тело трехлетнего малыша. Потом выяснилось: его пятилетний брат и мама остались в морских глубинах. Волей случая спасся только отец малыша. Сирийская семья из фронтового города Кобани пыталась с помощью контрабандистов уплыть, как казалось, в спокойную и тихую Европу. «Не попали в кадр» десятки тел таких же неудачников, обнаруженных на ливийском берегу, на пляже турецкого курорта Бодрам и многие, многие другие жертвы «арабских революций».

С начала года Средиземное море без каких-либо квот приняло более 2,5 тысячи человек, мечтавших убежать от войны, разрухи, голода, грабежей. По словам президента Турции Рэджела Эрдогана, по вине западных стран оно превратилось в могилу для беженцев. В нем «утонула наша человечность», печально констатировал он. И с этим нельзя не согласиться. Правда, стоит добавить, что и Турция помогла западным странам разрушить Ирак, Ливию, Сирию. Правда, в отличие от них уже расплачивается за экспорт чужой «демократии» – на ее территории находятся более двух миллионов сирийцев и ливийцев. Быстро переправить их через Грецию в Европу Эрдогану не удается. 

Несостоявшийся мультикультурализм

Европа всегда привечала беженцев. И не из-за раскаяния за колониальное владычество или доброты душевной. Они помогли крупным странам, прежде всего, Германии, преодолеть послевоенную разруху. Поддерживали высокие темпы социально-экономического развития и уровень жизни населения. 1945–1950 годы – это первая крупная мигрантская волна, вызванная пересмотром границ в Европе, Азии, Африке. Второй поток беженцев – конец 70-х – начало 90-х – стал следствием геополитических изменений в мире и победы неолиберальной стратегии в западной экономике и западном бизнесе, сломавшей давно сложившийся рынок труда. Крупным компаниям была нужна дешевая рабочая сила, и они всячески стимулировали, подталкивали переезд сотен тысяч человек. Старшие поколения, обеспечившие благополучие развитых государств, уходили на отдых. Заменить их было не кем. Европейцы перестали воспроизводить сами себя. Чтобы восполнить убыль собственного населения, приходилось завозить чужое.

Авторы секретного доклада, подготовленного для французского правительства более 10 лет назад, утверждали: без привлечения 75 миллионов человек извне Европа перестанет развиваться и будет вынуждена урезать социальные статьи бюджетов. Иными словами, сами европейцы вскоре не смогут поддерживать свой достаток – привычный уровень жизни. По расчетам авторов доклада, ежегодно потребуется дополнительно 2–2,5 миллиона рабочих. Эксперты ООН считают, что не меньше 4–4,5 миллиона.

Казалось бы, что для 500-миллионой Европы такое пополнение вполне приемлемо. Правда, разработчики документа честно предупредили: с появлением миллионов людей иных культур в обществе-гибриде неизбежно возникнут серьезные проблемы. Прогноз, хотя использован термин скорее биологический, чем политологический, оказался точным. К тому же и аналитики, и политики изначально исходили из усредненного западноевропейского законопослушания. Считали тех людей, которые будут приезжать, соблюдая установленный миграционный порядок.

По данным европейских спецслужб, на одного званого гостя приходится как минимум один незваный. Официальной статистики такого сравнительного учета нет – во всяком случае открытой. По неофициальной же информации общественных организаций, на континенте находится 7–8 миллионов неуловимых нелегалов. Впрочем, их не очень активно и ловят. Нелегалы выгодны и бизнесу – обходятся значительно дешевле, и государству – не попадают в систему социального обеспечения. Германия «мирилась» с полулегальным появлением турецких и курдских рабочих, Франция – алжирцев и тунисцев, Англия – индийцев и пакистанцев. Во многом из-за «людей-невидимок» и провалились стратегии, программы, планы – социально-экономические и политические. Традиционные общества развитых стран начали активно перерождаться в общества-гибриды с присущим им внутренним напряжением и проблемами. Идеология толерантности, мультикультурализма ожидаемых плодов не принесла.

Сразу отметим, Германия, Франция, Англия, Нидерланды, Испания, Италия немало сделали для того, чтобы у приезжающих даже на первых порах было поменьше тревог и забот. Законодательно обеспечили всех, имевших статус беженцев, всем необходимым. Предоставили лучшую социальную защиту, чем собственным гражданам, нуждающимся в ней: пособия, бесплатные квартиры, медицина, обучение в центрах, поддержка благотворительных структур. Условия, достаточные для того, чтобы «гости» постепенно осваивались, привыкали к окружению, к новому укладу жизни, основательно укоренялись в ней материально. Все способствовало этому, а вот по части духовной вскоре начались сложности. Они нарастали по мере нарастания количества мигрантов – количество переходило в качество, меняло отношения старых и новых «земляков».

Есть разные способы «огосударствления». Наиболее известный – американская технология «плавильного котла» – превращение людей разных национальностей в один народ. Столь пугающее понятие не означало выравнивание или усреднение религий, культур, традиций. Но «плавильный котел» жестко требует от «новообращенных» верности новой родине, отказа от всего, что не совместимо с нею. Понятно, что он работает только при определенном соотношении традиционного населения и новичков. Какое-то время такая технология была успешной и в европейских странах. Это и дало возможность говорить о переходе к новой миграционной политике, более соответствующей приоритету прав человека, прав меньшинств – к формированию толерантного общества – к мультикультурализму.

В отличие от «плавильного котла» мультикультурализм не предполагает пересмотра, отказа от прежних ценностей и традиций – достаточно обязательства соблюдать конституцию и законы нового государства. С ростом количества беженцев население все больше дробилось на этнографические общины, мало связанные между собой. При всех своих недостатках «плавильный котел» предупреждал национализм, ксенофобию. Мультикультурализм, формально запрещая, фактически подпитывал и усиливал их. Так считают многие европейские эксперты. Ситуацию обострил кровавый акт в США в сентябре 2000 года и его «эхо», прокатившееся по Западной Европе. Качественно иной стала и сама миграция – приобрела четко выраженное мусульманское лицо.
Жизнь, как всегда, не вписалась в теоретические построения и программы европейских аналитиков и политиков. Лидеры Великобритании и Германии первыми признались в несостоятельности, а точнее, в провале политики мультикультурализма. Невозможно жить в одном «монастыре» по разным уставам, если не прописаны в каждом из них границы дозволенного, права, обязанности, ответственность. Безусловно, хорошо, когда приезжие могут свободно строить свои храмы, организовывать школы при них, беречь и укреплять свою веру – основу культуры и образа жизни. Но если в храмах своя вера противопоставляется всем остальным как единственно истинная, утверждается, что нормы культуры, морали Востока – от бога, а Запада – от дьявола, что нужно не только знать и почитать устои своих предков, но и бороться с иными, искоренять их. Если сеять такие семена, то в душах и головах неизбежно созревают нетерпимость и вражда.

Столь же хороши сами по себе свободы творчества, слова, печати. Но когда, ссылаясь на них, ерничают над чужими традициями, ценностями, святынями, то такие свободы оборачиваются кровавым кошмаром как в журнале «Шарли Эбдо». Это не первая и, к сожалению, не последняя культурно-провокационная акция на грани фола. Интеллигент, то есть по предназначению человек с чувством ответственности и меры допустимого, не мог не предвидеть последствий массового тиражирования карикатур на пророка. Во Франции более 2200 мечетей, около 7 миллионов приверженцев ислама – нельзя было не учитывать этого. Подобные конфликты и внутри одной культуры, одной религии заканчиваются плохо. Ну а когда чужие, посторонние берутся судить-рядить – жди трагедии.

Еще одно следствие подобных межэтнических акций – быстрый рост рядов радикалов в обеих общинах. Официальная политкорректность не избавила страны ни от экстремистов-националистов, ни от религиозных экстремистов. Все больше европейцев воспринимают толерантность как ослабление национального иммунитета, как снижение личной безопасности, безопасности общества и государства.

«Рассвет Одиссея», взбудораживший Европу

И Дэвид Кэмерон, и Ангеля Меркель запоздали с признанием несостоятельности мультикультурализма. Им пришлось подтвердить очевидное: не получилось. Почему не получилось – не объяснили. Осталось такое впечатление, что «виновата» идея – нереальна сама по себе. Вряд ли это так. При всех преднамеренно завышенных ожиданий она, безусловно, помогала учиться жить вместе, сдерживала перерастание этнических противоречий в конфликты.

Прагматичная, оправданная, внутренняя политика стала заложницей, а затем и жертвой, по словам профессора МГИМО Елены Понаморевой, «агрессивной, жесткой, порой жестокой политики, которую проводили страны, прежде всего, Запада, объединенные брендом НАТО, на Ближнем Востоке и Северной Африке». Цели этой политики, считает профессор, дестабилизация обстановки в стратегически важных регионах, свержение руководителей в расположенных там странах, захват их сырьевых богатств.

Внешняя стратегия в главных западных странах вошла в резкое противоречие с внутренней. Невозможно одной рукой предлагать «хлеб и соль» «своим» мусульманам, а другой нажимать пусковые кнопки «томагавков», нацеленных на мусульман «чужих», якобы не признающих демократию и ее ценности. Одной рукой плести антитеррористическую сеть в ЕС, другой – финансировать, вооружать террористическую сеть против не угодных стран. С благими, разумеется, намерениями и целями – нести демократию, свободу, права человека.

Участники антиливийской коалиции: НАТО, США, Великобритания, Франция, Дания, Италия, Канада, Испания, Бельгия, Греция, Норвегия, Румыния, Болгария, Нидерланды, Турция, Катар, ОАЭ, Национальный переходный совет Ливии. Союзники: Египет, Тунис. Командующим высшей операцией был канадский генерал-лейтенант, заместитель командующего вооруженными силами НАТО Шарль Бушар.

Следствие опасной раздвоенности мышления – трагедии Ирака, Ливии, Сирии, разрушительные «арабские революции» в Египте, Туниссе, Йемене. Конкретное определение этой раздвоенности – политика двойных стандартов. Классическая ее иллюстрация – судьба самобытной и очень богатой Ливии. Чтобы избавить ее от «лидера–тирана», с которым не удавалось «подружиться», западные страны подготовили и вооружили оппозицию, усилили ее отрядами боевиков из «Аль-Каиды» и других террористических организаций. Но правительственная армия остановила «крестоносцев демократии». Нужно было срочно спасать их.

17 марта 2011 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1973, устанавливающую «бесполетную зону» над Ливией. В подготовке документа участвовал глава правительства Великобритании Дэвид Кэмерон. На его принятии настаивали США и лично президент, лауреат Нобелевской премии мира Барак Обама. Цель резолюции – защитить мирное население от бомбардировок. «За» нее проголосовало 10 государств, 5 – воздержалось (среди них Россия и Китай). Но уже через день небо над Ливией закрыли натовские армады боевой авиации, а земля заполыхала от ракет и бомб. Под грохот их разрывов о мирном населении и резолюции Совбеза ООН западные страны больше не вспоминали. В выступлении, которое уже цитировалось, Муаммар Каддафи обратился к руководителям государств: Совет Безопасности установил бесполетную зону над Ливией или разрешил уничтожать ливийцев?

Ответ последовал через несколько часов: натовские бомбардировщики разнесли один из дворцов ливийского лидера. Устроили публичную порку за строптивость: Каддафи никогда не ночевал в официальных апартаментах – целили явно не в него. Погибли его младший сын и трое малолетних внуков. Их смерть, гибель малыша из сирийского города Кобани, гибель многих тысяч ливийских и сирийских детей – всего лишь «сопутствующие потери» политики двойных стандартов. Ее суть предельно проста: мы живем, как хотим, вы – как позволим.

Статистика «Гуманитарной интервенции», организованной коалицией западных стран, выяснилась позже. Ее авиация совершила 60 тысяч боевых самолетовылетов. Безжалостно уничтожались военные городки, электростанции, объекты водоснабжения, отели, больницы, магазины, дома. И все это при режиме «бесполетное небо». Если в небе хозяйничала американская и натовская авиация, то на земле ударная «гвардия Аль-Каиды» и других террористических структур, насчитывающая более 100 тысяч боевиков. Почти за год борьбы армии с ними до объявления «бесполетной зоны» с обеих сторон погибло менее 1,5 тысяч человек.

«Гуманитарная интервенция», продолжающаяся с 19 марта по 31 октября 2011 года унесла более 500 тысяч жизней. Еще более 4 миллионов ливийцев и африканцев, работающих в Ливии, бежали «от радикалов демократии».

Больше нет Ливии - государства, в котором были самая низкая в мире детская смертность, бесплатная медицина, образование, жилье, коммунальные услуги, каждому члену ежегодно выплачивалось по 1000 долларов, на рождение ребенка – 7 тысяч, на открытие своего дела – 20 тысяч. Вместо него – полуразрушенная территория, контролируемая вооруженными группировками. Только лагерей Исламского государства более 10.

Будучи еще министром МВД Франции Николя Саркози писал: «Африканцы бегут к нам от своих диктаторов и варварских законов». От президента - «освободителя» Саркози, одного из самых активных организаторов коалиции против Ливии и второй коалиции против Сирии, ливийцев и сирийцев убежало, вероятно, больше, чем от всех диктаторов. Уже в 2011 году Европа получила 140 тысяч нелегальных мигрантов – это рекорд за все послевоенное время, правда, вскоре превзойденный. Соавторы рекорда – расхваленные F-16, используемые в операции «Рассвет Одиссея». Так назвали американские стратеги ливийскую трагедию. Неизбежный бартер: беженцы в ответ на бомбы и ракеты. Не логично лишь то, что тогда, как и сейчас, они устремились в Германию, которая не бомбила Ливию. Правда, она тоже входила в коалицию.

Леонид Левицкий

Средиземное море уже «приняло» более 2500 беженцев

Средиземное море уже «приняло» более 2500 беженцев
2500 беженцев
 

 

Поиск

Koнтакт

iskra-chel.ru.